15.02.2015  13:55

Сергей Ташуев: «Сейчас главное – характер. «Ажурной» игра станет позже»

Сергей Ташуев: «Сейчас главное – характер. «Ажурной» игра станет позже»

Главный тренер «Анжи» оценил действия команды в матчах с «Шинником» и «Жилиной» и высказался о лимите на легионеров.

– У нас сейчас очень жесткий график работы, – говорит Ташуев. – Очень жесткий. Я увеличил нагрузки с пониманием того, что начало сезона у нас своеобразное, а не как обычно, когда у команд недельный цикл подготовки к играм и они имеют возможность вкатываться в сезон. Три матча, каждый из которых играется через три дня, к тому же с перелетами – в таких условиях требуется серьезный уровень физической работоспособности. Нам придется много работать  в этих стартовых играх – 14, 18, 22 марта. Поэтому мы нагрузки увеличили, чтобы команда в указанный период выглядела мощно и сразу включилась в борьбу. Надеюсь, это поможет.

У ребят сейчас большой фон усталости, мы это прекрасно понимаем. И когда Чиркин почувствовал мышечный спазм во время разминки перед матчем с «Жилиной», тут же приняли решение о перестановке в стартовом составе. На позицию Чиркина, в опорную зону, вышел Айдов, который когда-то действовал в этом амплуа, но у нас – еще ни разу. А в центр обороны, на место Айдова, выпустили Сергея Мирошниченко, который еще утром отыграл два тайма против «Шинника». То есть нам пришлось делать серьезные перестроения.

Боли вышел на матч с небольшим напряжением в мышцах, и оно не дало ему играть, это было видно, и в итоге привело к замене. Разумеется, это тоже наложило свой отпечаток на то, каким получился первый тайм.

К сожалению, судейская ошибка привела к голу в наши ворота. Все, кто находился на игре, подтвердили, что был явный офсайд. Ну, что делать, это футбол, судьи тоже ошибаются.

В перерыве успокоили ребят, внесли некоторые коррективы, указали на то, что они неправильно прессинговали соперника, давали вратарю «Жилины» спокойно начинать розыгрыш мяча. И во втором тайме уже начали накрывать вратаря, соперник стал чаще играть длинными передачами, и мы дожали «Жилину». Провели очень хорошую, быструю атаку с проникающим пасом, и Асильдаров, который, кстати, тоже отыграл тайм утром и в общей сложности полтора тайма с «Жилиной», забил гол.

Ничья, я считаю, закономерная и позитивная.

Я сейчас настраиваю команду не столько на «ажурный», креативный футбол. Стараемся, конечно, в этом смысле показывать то, что умеем, но ясно же, что, когда ноги не слушаются, мысль несколько притупляется и на первый план выходит характер. Я настраиваю ребят на то, что будет трудно и в начале сезона, надо терпеть и делать ре-зуль-тат. Это я говорил и утром нашему экспериментальному составу, вышедшему на игру с «Шинником», и вечером тем, кто должен был играть против «Жилины». Объяснял, что сейчас для нас главное не именно качественное содержание, мы будем «шлифовать» игру на следующем 12-дневном сборе, где у нас не будет нынешней специфической работы. Мы и так футболом много занимаемся, а на следующем сборе будет заниматься уже только им. Для нас сегодня самое важное – проявление характера через трудности, через сложные поля, грязь – через то, что можно прогнозировать в марте в ФНЛ.

И игру с «Жилиной» я бы отметил в том смысле, что ребята бились. Соперник-то – лидер чемпионата Словакии, а мы пока еще не на этом уровне. Причем это не первая игра с командой такого уровня, играли и с сербами, и с поляками на первом сборе, и с австрийцами, но не уступили им. Мы довольны, что у нас есть коллектив, который борется за результат.

– В матче с «Шинником» первый тайм «Анжи» в целом удался, команда выглядела лучше соперника, а вот второй, вопреки обыкновению, получился хуже. Что обусловило эту разницу?

– Вообще, этот состав сложно оценивать. Мы его как таковой не тренируем, не наигрываем связи. Просто собираем то, что остается, добавляем молодежь, даем ей игровую практику. Конечно, пытаемся структурно что-то наладить в игре, но когда у нас не выходит ни один центральный хавбек, ясно, что лица у команды не будет, а будет борьба. Есть старая поговорка: покажи мне среднюю линию, и я скажу, что собой представляет твоя команда.

У нас впервые в своей жизни в этом матче с «Шинником» на позицию опорного хавбека в первом тайме вышел 18-летний мальчик – Тамирлан Джамалутдинов. В силу того, что у нас оказались проблемки с составом, мы просто его поставили опорником, объяснив на 15-минутной установке перед игрой, как правильно играть в этом амплуа. Самое удивительное, что он сыграл абсолютно правильно! Но получил удар в колено, ушиб, и мы вынуждены были его заменить в перерыве. У нас на эту позицию вышел Мурад Курбанов, который давно, около полугода, не тренировался с основой.

Очень удачно играл в первом тайме матча с «Шинником» Шамиль Асильдаров, цеплялся за все мячи, поэтому было проще. Старался и вышедший ему на замену в перерыве Исламнур Абдулавов, но у него получалось все-таки не так качественно.

Поэтому во втором тайме немного другой получилась игра. Но, повторюсь, «Шинник» играл основным составом, может ставить задачи в Кубке ФНЛ, так как не проводит других контрольных матчей. Так что итоговая ничья с ярославцами, я считаю, позитивный результат. Мы экспериментальным составом не уступили одной из лучших команд ФНЛ – одной из лучших и по составу, и по игре, и по фигуре тренера.

– Боли надолго выбыл?

– Думаю, у него спазм,  надо паузу дать. Он его и вчера чувствовал, надеялись, что отойдет, но не отошел. Не думаю, что надолго выбыл. В воскресенье, 15 февраля, у нас полный выходной день, дадим возможность залатать ранки, подвыздороветь.

Большой плюс, что у нас есть «Анжи-2». 19 февраля, когда у нас игра и в Кубке ФНЛ (Прим. автора: все команды-участницы турнира проведут на нем четыре матча, независимо от результатов на групповом этапе), и с «Актобе», мы уже не будем делать так, как 14 февраля. Дадим возможность сыграть в Кубке ФНЛ «Анжи-2», а сами двумя составами сыграем с «Актобе». Чтобы не было, как с «Жилиной», когда у нас некоторые игроки проводили второй матч за день. Это слишком большая нагрузка.

– Вы уже отметили Асильдарова. Согласны, что Шамиль сейчас в хорошем состоянии, очень эффективен?


– Да, он в хорошей форме сейчас. Мы в какие-то моменты даем ему возможность восстановиться, учитывая его возраст, Шамиль все-таки не мальчик. Я ему сразу сказал: «Пройдешь сборы качественно, уверен, будешь спокойно конкурировать за место в стартовом составе».

– Сейчас активно обсуждается тема лимита на легионеров в российском футболе. Для «Анжи» в данный момент это, возможно, не такая актуальная тема, но все может измениться, если команда решит задачу. А вы какой формат лимита считаете оптимальным?

– Все, что делается искусственно, никогда не обеспечивает прогресс. Мы должны заставить молодых российских футболистов конкурировать за место в составе, максимально прогрессировать через трудности, проблемы, а не искусственно вводить в состав, осыпая большими деньгами. Мы из-за этого теряем целое поколение.

Возьмем пример знаменитой Академии Коноплева. В числе ее первых выпускников – Дзагоев, Рыжов, Делькин, Горбатенко. Эти ребята из одного класса, и они заиграли в командах Премьер-лиги, ФНЛ, в сборной страны. Это было еще не избалованное лимитом поколение. А потом пошла большая плеяда – продукт лимита «6+5». Эти молодые футболисты, выйдя из Академии, сразу попадали в основной состав и переставали прогрессировать, потому что их искусственно подводили. И вдруг, наконец, мы даем возможность им правильно конкурировать, принимая лимит «15+10» (15 российских игроков в заявке команды на сезон и 10 легионеров, без ограничений по их участию в матче. – Прим. автора), но нет – это хотят отменить!

Президент ЦСКА Евгений Гинер правильно говорит. В Германии нет лимита, но они чемпионы мира, у них лучшие молодые футболисты в мире, бешеным спросом пользуются. А почему? Потому что они изменили систему подготовки в детском футболе: начали больше заниматься креативным, разумным футболом, техникой. А мы продолжаем считать, что надо дать больше игрового времени российским игрокам, и тогда они будут прогрессировать.

Мы берем Мутари, Леонардо, им по 20-22 года. И, допустим, местный, российский игрок говорит: я хочу уйти в другой клуб, мне там обещают больше игрового времени. Я отвечу: «Дорогой, ты посмотри: у тебя конкуренты – твои ровесники, ты такой же, как они, молодой парень. И ты боишься конкуренции?». Ну, выиграй у них конкуренцию. А он ищет легкого пути. Если ты будешь плохо в футбол играть, кто тебе даст место в составе? Я бы понял, если бы на позиции этого игрока были футболисты сборных европейских стран. Но ведь речь о мальчишках-иностранцах, которые сегодня условно сильнее. Так завоюй это место, докажи, что ты лучше этого молодого парня, который приехал из Бразилии или из Нигера, из пустыни!

Мы ведь даем возможность молодым местным ребятам. Тот же Тамирлан Джамалутдинов и в стартовом составе «Анжи-2» не выходил практически, а сейчас он у нас один из самых перспективных пацанов. Бьется парень, вышел на непривычную позицию опорного хавбека – сражается, в подкатах стелется. Будет сильнее другого игрока, я буду его ставить, какие проблемы?

Болельщики приходят на зрелище. У нас Амаду и Боли очень любят в Дагестане, знаю, как их поддерживают. Мы вместо них должны ставить игрока только потому, что он российский футболист? Ну и что, что ты россиянин? Покажи зрелище! В условиях жесткой конкуренции нам будет легче воспитывать местных игроков.

Поэтому я считаю, не стоит отменять лимит «15+10». Верю, что по десять легионеров в командах все равно не будет. В клубах с меньшим бюджетом будет 6-7, но хороших, качественных, пусть даже не высокого, а среднего уровня. Единственное, может, стоит оговорить, чтобы это были игроки как минимум молодежных сборных своих стран или чтобы можно было брать не больше двух иностранцев старше 30, а остальные – до 25 лет. Это нюансы. Можно все так выстроить, чтобы и легионеры у нас росли. Тот же ЦСКА, посмотрите, берет молодых иностранцев, потом поднимает их. Они Вагнер Лава в свое время взяли еще совсем мальчиком. Выращивают, продают, приносят пользу российскому футболу.
А искусственная поросль не будет играть ведущие роли в Европе.